ПОДПИСКА НА АНОНСЫ И НОВОСТИ
Клуб корпоративных споров
Ваш телефон
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь c политикой конфиденциальности
ЗАЯВКА НА ВЫСТУПЛЕНИЕ
Клуб корпоративных споров
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь c политикой конфиденциальности
МАТЕРИАЛ ДЛЯ ПУБЛИКАЦИИ
Клуб корпоративных споров
Прикрепите файл
...или ссылку на материал
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь c политикой конфиденциальности
интервью
мероприятия
публикации
мероприятия
публикации
судебная практика
судебная практика
интервью
мероприятия
публикации
судебная практика
интервью
II квартал 2021

новостей корпоративного права

ДАЙДЖЕСТ

В 2018 году мы с коллегами решили создать Клуб, чтобы объединить юристов, которые специализируются на корпоративном праве. За это время мы провели несколько «живых» конференций и больше двух десятков онлайн-дискуссий. Этим летом нам захотелось поэкспериментировать с форматом, вот так и появился ежеквартальный дайджест, в котором в классный контент добавились наработки из Legal design для динамики прочтения.

Давайте расскажу, что вас ждет внутри Дайджеста. Я взяла небольшое интервью у моего друга и коллеги Романа Янковского. Мы поговорили обо всем понемногу: начиная с опционов и акций в виде цифровых финансовых активов и заканчивая проблемами юридического образования и преподавательскими планами Романа на новый учебный год в Высшей школе экономики.

Совместно с коллегами мы сделали обзор главных законодательных изменений и новых позиций Верховного Суда по корпоративному праву, а также сделали крутую подборку диссертаций, книг и статей, которые опубликованы во втором квартале этого года.

Для первого раза вышло довольно насыщенно. В следующем выпуске Дайджеста обещаю поделиться главными событиями, которые случились с корпоративным правом за третий квартал этого года. Если вы хотите стать соавтором Дайджеста или выступить на наших онлайн-дискуссиях — пишите мне на почту welcome@corplaw.club.


Приятного и полезного чтения!
рузья! Рада приветствовать Вас на страничке первого Дайджеста корпоративного права от Клуба корпоративных споров!
Д
корпоративного права от Клуба корпоративных споров!В 2018 году мы с коллегами решили создать Клуб, чтобы объединить юристов, которые специализируются на корпоративном праве. За это время мы провели несколько «живых» конференций и больше двух десятков онлайн-дискуссий. Этим летом нам захотелось поэкспериментировать с форматом, вот так и появился ежеквартальный дайджест, в котором в классный контент добавились наработки из Legal design для динамики прочтения.

Давайте расскажу, что вас ждет внутри Дайджеста. Я взяла небольшое интервью у моего друга и коллеги Романа Янковского. Мы поговорили обо всем понемногу: начиная с опционов и акций в виде цифровых финансовых активов, заканчивая проблемами юридического образования и преподавательскими планами Романа на новый учебный год в Высшей школе экономики.

Совместно с коллегами мы сделали обзор главных законодательных изменений и новых позиций Верховного Суда по корпоративному праву, а также сделали крутую подборку диссертаций, книг и статей, которые опубликованы во втором квартале этого года.

Для первого раза вышло довольно насыщенно. В следующем выпуске Дайджеста обещаю поделиться главными событиями, которые случились с корпоративным правом за третий квартал этого года. Если вы хотите стать соавтором Дайджеста или выступить на наших онлайн-дискуссиях — пишите мне на почту welcome@corplaw.club.


Приятного и полезного чтения!
рузья! Рада приветствовать Вас на страничке первого Дайджеста
Д
интервью
1
Интервью с Романом Янковским, партнером Tomashevskaya & Partners, заместителем декана факультета права по развитию НИУ ВШЭ, кандидатом юридических наук
ЛИСТАЙТЕ
КАРУСЕЛЬ
— В 2015 году в Гражданский Кодекс РФ были введены нормы об опционе на заключение договора и опционном договоре. Как часто в своей практике ты встречаешь эти инструменты?
— Сейчас я больше занимаюсь правовым регулированием софта и IT в целом, поэтому реже сталкиваюсь с опционами. Но когда я активно участвовал в венчурных сделках (примерно до 2020 года), я постоянно видел опционы на заключение договора. Это один из немногих способов сделать так, чтобы контроль в обществе перераспределялся по некоему триггеру, и все это работало без суда.
1
2
— Если мы говорим про опцион на заключение договора согласно 429.2 ГК, то я с таким встречался только в стартапах. Когда такую программу делает крупная компания и «цена вопроса» — десятки миллионов рублей на сотрудника, включаются налоговые и «трудовые» риски: считать ли эти опционы зарплатой в материальной форме, с какой стоимости платить налоги, можно ли использовать какие-либо льготы и т.п. Там много нерешенных вопросов, и поэтому, насколько я вижу, крупные компании используют иностранные юрисдикции — открывают фонд в Голландии или где-нибудь еще и через него структурируют программу.
— Как часто российские компании используют опционы в качестве инструмента мотивации ключевых сотрудников компаний?
— Интересных было много. Например, у нас был сложный проект с проектным финансированием, там в сделке было зашито не меньше пяти опционов. Была история, когда пытались структурировать масштабную программу мотивации сотрудников через российские опционы (не получилось, к сожалению, из-за налогов).

Ну и с помощью опциона до недавних пор структурировали конвертируемые займы — это каждый раз было приключение, настолько сложные конструкции там используются. Например, когда общество обязуется конвертировать заём в капитал компании по требованию займодавца; при этом если участники общества-заёмщика откажутся созывать общее собрание и голосовать за увеличение уставного капитала, то займодавцу передаются доли «саботажников», чтобы условие конвертируемого займа всё-таки реализовалось. Вот эта передача долей работает как раз через опцион.
— Расскажи про свой самый интересный кейс, в котором использовали опцион.
3
— Как по твоему мнению можно улучшить правовое регулирование опционов и повысить их популярность, в частности, в сфере корпоративных отношений?
— Мне кажется, как минимум опцион должен указываться в ЕГРЮЛ как обременение, так, как это работает с залогом. В таком случае нотариус физически не сможет удостоверить сделку в отношении обремененной доли.
— Какие могут быть риски у лиц, заключивших опцион на заключение договора в отношении акций и долей в ООО?
— Ну, во-первых, опцион пока нигде не указывается публично — соответственно, его невозможно противопоставить третьим лицам. Владелец доли может заключить на нее опцион, а потом продать долю кому-нибудь — и если другая сторона не участник общества, то она об этом даже не узнает до внесения изменений в реестр. А оспорить такую сделку будет нельзя. Эту проблему до сих пор не решили, из нее выкручиваются, оформляя одновременно опцион и залог или пуская другую сторону в общество, чтобы на нее распространялось преимущественное право. Во-вторых, раньше было много проблем с опционами на акции: поскольку обе стороны должны были подписать передаточное распоряжение, приходилось городить какие-то костыли вроде заранее подписанной безотзывной доверенности и т.п. Не знаю, как это работает сейчас — давно не сталкивался с опционами на заключение ДКП акций.
5
4
— Нет, пока не приходилось. Хотя закон «О привлечении инвестиций с использованием инвестиционных платформ» в силе уже полтора года, а закон «О цифровых финансовых активах» — полгода, я не слышал, чтобы кто-то выпускал такие акции. Может быть, дело в том, что закон предъявляет очень серьезные требования к информационным системам, в которых могут выпускаться такие акции.

Кстати, ведь установлены и серьезные ограничения для «цифровых акций» — например, их могут учитывать только специальные лицензируемые регистраторы. И хотя некоторые регистраторы перевели свои реестры на блокчейн (самый известный — проект «Титан»), я не думаю, что инфраструктура готова к выпуску полностью цифровых акций.
— Еще актуальной новеллой законодательства является возможность выпуска акций в виде цифровых финансовых активов. Скажи, удалось ли тебе поработать с данным видом акций? В чем, по твоему мнению, могут быть сложности использования данного актива на практике?
6
— Если честно, это сложный вопрос. С одной стороны (я описывал это в недавней статье «Корпоративное управление ближайшего будущего») появляется все больше экспериментов в сфере алгоритмизации корпоративного управления. В том числе посредством прямого голосования на блокчейне. А новые способы корпоративного управления — это, по сути, новые активы, новые токены, новые организационные формы компаний. В конце концов, идея DAO до сих пор существует и развивается, в ковид идеи о «корпоративном самоуправлении» путем прямого волеизъявления акционеров получили толчок к развитию.

С другой стороны, за последние годы государства сильно сузили пространство для появления новых цифровых финансовых активов. 4 и 5 «антиотмывочные» директивы ЕС окончательно распространили на них традиционный правовой режим в части борьбы с отмыванием. Секьюрити-токены (аналоги ценных бумаг) запретили или сильно ограничили во всех странах мира. Оборот криптовалют тоже сильно сократился, а ведь именно за криптовалюты покупали абсолютное большинство финансовых активов.

Словом, хотя технологии развиваются и дают нам новые возможности, государства проявили решимость и сильно ограничили правовые рамки для новых цифровых активов. Поэтому с точки зрения права новые активы будут появляться медленно, если вообще будут. В России тем более — у нас перечень установлен законом, и мне не кажется, что его будут расширять в ближайшее время.
— Стоит ли ожидать в ближайшем будущем появления новых цифровых корпоративно-финансовых активов? Почему?
7
— Тенденций много, как позитивных, так и негативных. Позитивные — вузы активно внедряют практикоориентированное образование, задумываются о «мягких навыках», стараются дополнить программы новыми, актуальными предметами. Хорошо, что после ковидной изоляции у многих открылись глаза на онлайновое образование — еще два года назад все утверждали, что оно невозможно, и нельзя обучить юриста на офлайновых лекциях.

Негативные — традиционная система устройства вуза не способствует улучшению качества обучения. Практиков привлекают по остаточному принципу, на факультативные курсы и мастер-классы; новые курсы зачастую превращаются в «кликбейт», который не несет никакой пользы ни студентам, ни вузу в целом. Да что там говорить, крупнейшие вузы, прежде всего МГУ, так до конца и не внедрили эффективные контракты! У преподавателей нет четких требований ни по нагрузке, ни по публикациям, ни по оценке со стороны студентов. В этой ситуации никакой смены поколений в юридическом образовании ждать не стоит.
— Перейдем от профессиональной сферы в область науки. Роман, ты давно преподаешь право в топовых ВУЗах. Какие основные тенденции современного юридического образования ты можешь отметить?
— Большинство руководителей от юридического образования — от заведующих кафедрами до деканов — максимально далеки и от своих студентов, и от юридической практики. Они не владеют теми навыками, которые нужны нынешним студентам. Как говорят американцы, мы засели в башне из слоновой кости. Пора спуститься на землю и понять, кого мы учим и зачем.
— Что мешает юридическому образованию, а что, напротив, двигает его вперед и делает конкурентоспособным?
9
8
— Ну, я не отвечаю за всю магистратуру, а скорее стараюсь концентрироваться на отдельных инициативах. В прошлом году мы с Дмитрием Грицем сделали отличный адаптированный курс по праву для неюристов. Планы на этот год — выстроить работу лаборатории юридического дизайна и сделать образцово-показательный вузовский курс по юридическому письму, который мы сможем масштабировать на всех студентов. Наконец все наши студенты научатся писать юридические тексты!

Если говорить обо всех магистерских программах — там много новостей. Созданы треки на «цифровом праве» — это когда студенты могут реально, а не формально, выбирать предметы в магистратуре и формировать свою персональную траекторию. На магистратуре «Корпоративное право» появляются новые курсы — например, экономический анализ права или сравнительное корпоративное право. Летом в Вышку пришло много новых людей: Михаил Церковников, Александр Кузнецов, Павел Мищенко, Ирина Шурмина, Татьяна Войтас и многие другие. В общем, на месте мы точно не стоим.

У факультета есть и другие планы, о которых я пока не могу говорить. Следите за нашими новостями, мы очень скоро все раскроем
— Что в приближающемся учебном году ты приготовил для студентов? Что будет нового в магистратуре ВШЭ?
10
— Если говорить о масштабном использовании LMS, автоматической проверке на плагиат, личных кабинетах преподавателей — это прекрасно, это помогает работать, это делает образование лучше, а для студентов такая среда более привычна.

Если говорить о дистанте и прокторинге — тут уже однозначно ничего не скажешь. С одной стороны, у преподавателей освободилась куча времени: теперь не нужно читать одну и ту же лекцию разным потокам, не нужно ездить с работы и на работу, можно жить на природе, писать книги. С другой стороны, приходится сражаться за студентов.

К примеру, раньше, когда студенты сидели в аудитории, складывалась иллюзия, что все они внимательно слушают преподавателя. На самом деле это не так, и в дистанте это стало хорошо заметно. Когда студенты списывали на офлайновых экзаменах, это тоже было незаметно и преподаватели спускали студентам такие вещи с рук. Когда массовые списывания появились на дистанте, стал понятен масштаб явления.

В этом плане дистант подтолкнул нас, чтобы быть честными со студентами и с собой. Подтолкнул к тому, чтобы лучше работать. И не все оказались к этому готовы. Отсюда фрустрация преподавателей и студентов, которую мы наблюдаем второй год.
— Как ты оцениваешь цифровизацию юридического образования, какие у этого явления плюсы и минусы?
11
— Как бы ты хотел реформировать юридическое образование в России? Что надо сделать, а что убрать?
— Это хороший вопрос, но ответ на него будет очень большим. Скажем так, в первую очередь надо научиться ставить себе образовательные задачи, определять, какого результата мы хотим добиться обучением. Я верю, что это позволит аргументированно избавиться от перегибов в учебных программах и понять, каких предметов и навыков нам не хватает. Пока же складывается впечатление, что мы учим больше по инерции, причем еще со времен СССР.
— Чего не хватает современным студентам юрфаков?
— Мы совсем недавно обсуждали это с Сашей Савельевым. И мне кажется, очень не хватает навыка чтения длинных текстов. Современные студенты не могут, как мы, весь день вдумчиво читать какую-нибудь длинную скучную книгу. Нам это тоже не нравилось, да, но мы это делали. Они — нет. И это проблема. Пока текст — основная форма хранения и передачи знаний, в первую очередь из-за удобства хранения, категоризации, поиска. Видео воспринимается лучше, но как вы, к примеру, при необходимости найдете в видео нужный вам момент? Поэтому от текстов мы никуда не уйдем в ближайшие годы, а следовательно, надо больше читать.
13
12
— Какие ресурсы и литературу ты посоветуешь юристам, желающим освоить Legal Design?
— Классика — книга руководителя стенфордской Лаборатории юридического дизайна Маргарет Хаган «Law by Design». Книга написала в методологии Legal Design, поэтому читать и понимать ее очень просто. Книга доступна онлайн: https://lawbydesign.co/
— Роман, ты ведешь онлайн мастер-класс «Legal Design. Создаем эффективные документы» в Moscow Digital School, пишешь статьи по данной теме и активно выступаешь на различных мероприятиях. Скажи, как можно применять Legal Design в корпоративном праве?
— Очень легко — ведь Legal Design это методология решения задач. Ее можно применить к любой юридической задаче. К примеру, в корпоративном управлении можно подписывать бумажные протоколы совета директоров, а можно завести электронную подпись и воспользоваться программой вроде Convene. Если второй вариант проще, удобнее, понятнее — его внедрение — это уже редизайн юридических процессов. Практически любой процесс можно пересмотреть с помощью методологии Legal Design. Большинство считает, что юридический дизайн — про то, чтобы добавить иконки в договор. На самом деле он про то, как делать свой юридический продукт (документы, действия, процессы — неважно) более подходящим для потребителя. Поэтому с помощью этой методологии можно изменить и договор, и закон, и любой другой продукт.
15
14
НОВОСТИ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА
2
26.04.2021 вступили в силу изменения в ст. 5 Федерального закона от 08.08.2001 № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей», в соответствии с которыми:
1
юридические лица и индивидуальные предприниматели обязаны уведомить территориальный орган ФНС по месту своего нахождения (жительства) об изменении сведений, содержащихся в ЕГРЮЛ (ЕГРИП), в течение 7 рабочих дней со дня изменения
2
в ЕГРЮЛ должны быть отражены сведения о передаче доли в ООО или ее части в доверительное управление, сведения о доверительном управляющем, а в отношении акционерного общества — сведения о том, что общество состоит из единственного акционера, о единственном участнике, а также о держателе реестра акционеров
3
установлены особенности внесения территориальными органами ФНС отдельных сведений о юридических лицах и индивидуальных предпринимателях в ЕГРЮЛ (ЕГРИП): в частности, ФНС самостоятельно вносит изменения о наименовании юридического лица в сведения о дочерних организациях такого лица, а также в сведения об организациях, где такое лицо является управляющей организацией или держателем реестра акционеров; ФНС также самостоятельно вносит сведения о правопреемнике юридического лица, реорганизованного в форме слияния, присоединения или преобразования, в сведения о юридическом лице, учредителем или участником которого являлось прекращенное в результате реорганизации юридическое лицо
3
НОВОСТИ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ
Практика ВС РФ по корпоративным спорам
Приобретший долю бывший супруг не становится автоматически участником общества: позиция Верховного Суда по делу «Фирма Ада»
# УЧАСТНИК ЮРИДИЧЕСКОГО ЛИЦА
# РАЗДЕЛ ДОЛИ
# СОГЛАСИЕ УЧАСТНИКОВ
# ОБЩЕЕ ИМУЩЕСТВО СУПРУГОВ
Фабула дела
Плаксин Д.Г. (участник общества) обратился в арбитражный суд с иском о переводе принадлежащей Парфеновой Т.В. доли в уставном капитале ООО «Фирма «Ада» в размере 25% на общество. Плаксин Д.Г. указал, что Парфенова Т.В. получила долю в результате раздела общего имущества, совместно нажитого с супругом Полонским Д.Б., обладавшим долей в размере 50%, однако уставом ООО «Фирма «Ада» предусмотрена необходимость получения согласия общего собрания участников на совершение сделки по отчуждению доли в обществе, в то время как Полонский Д.Б. данное согласие не получал.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения актами судов апелляционной и кассационной инстанций, в иске отказано. Суды исходили из того, что положения устава содержат ограничения на переход доли к третьему лицу на основании сделки, однако к Плаксиной Д.Г. доля перешла на основании решения суда, не являющегося сделкой, а потому согласие остальных участников общества на переход спорной доли к Плаксиной Д.Г. не требовалось.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ отменила акты нижестоящих судов и направило дело на новое рассмотрение.

Судебная коллегия указала, что в случае присуждения супругу в порядке раздела совместно нажитого имущества доли в уставном капитале общества, отчуждение долей которого третьим лицам ограничено на основании устава, такой супруг получает право обратиться к обществу с требованием о вхождении в состав участников общества. Право на получение действительной стоимости доли у супруга возникает только в случае отказа других участников в переходе прав на долю или ее часть к такому лицу (п. 1 ст. 6 ГК РФ, п. 5 ст. 23 Закона об акционерных обществах).

В решении суда общей юрисдикции, на основании которого был произведен раздел общего имущества супругов, установлено, что Плаксина Д.Г. приобрела лишь имущественные права на долю уставного капитала ООО «Фирма «Ада», но не стала участником юридического лица и не приобрела корпоративное право. Судом не разрешался вопрос о приобретении Плаксиной Д.Г. статуса участника общества.

На этом основании Судебная коллегия сделала вывод, что Плаксина Д.Г., приобретая право на долю в уставном капитале ООО «Фирма «Ада» в результате раздела общего имущества супругов, должна была соблюсти необходимую корпоративную процедуру, получить согласие участников общества на вхождение в их состав.
Основные тезисы Верховного Суда
1. В результате раздела доли в уставном капитале общества супруг, не являвшийся участником общества, получает лишь имущественное право на долю, однако не становится автоматически участником.

2. Если уставом общества предусмотрена необходимость получения согласия остальных участников на отчуждение доли, супруг становится участником только после соблюдения данной корпоративной процедуры.

Генеральный директор не отвечает по долгам общества: позиция Верховного Суда по делу Шемякина В.Л.
# РЕОРГАНИЗАЦИЯ
# ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ДИРЕКТОР
# СУБСИДИАРНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ
Фабула дела
Общество «Атлатекс» (поставщик) обратилось в арбитражный суд с иском о привлечении Шемякина В.Л., бывшего генерального директора общества «ПФК Красная роза 3000» (покупателя), к субсидиарной ответственности в размере долга покупателя перед поставщиком по договору поставки и процентов за пользование чужими денежными средствами.

Общество «Атлатекс» указало, что между ним и обществом «ПФК Красная роза 3000» был заключен договор поставки, им был поставлен товар покупателю, однако покупатель его не оплатил. Тогда Общество «Атлатекс» обратилось в суд с иском о взыскании долга по договору и процентов за пользование чужими денежными средствами, однако общество «ПФК Красная роза 3000» не исполняло и судебное решение. Продавец полагал, что, поскольку Шемякин В.Л. подписал договор поставки как директор покупателя, а общество «ПФК Красная роза 3000», в свою очередь, прекратило свое существование в результате реорганизации, в связи с чем взыскание долга с него невозможно, постольку Шемякин В.Л. несет субсидиарную ответственность по обязательствам реорганизованного покупателя.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения актами судов апелляционной и кассационной инстанций, исковые требования удовлетворены частично. Суды исходили из наличия совокупности обстоятельств, необходимых для привлечения ответчика к субсидиарной ответственности по обязательствам общества, подконтрольного Ответчику.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ отменила акты нижестоящих судов и направило дело на новое рассмотрение.

Судебная коллегия указала, что, поскольку Шемякин В.Л. не состоял в договорных отношениях с обществом «Атлатекс», поскольку соглашением на него не возлагалась обязанность нести субсидиарную ответственность по обязательствам общества «ПФК Красная роза 3000», постольку лицом, ответственным за неисполнение договора, является именно общество «ПФК Красная роза 3000» – должник по договору, а не Шемякин В.Л., даже несмотря на то, что общество «ПФК Красная роза 3000» прекратило свое существование в результате реорганизации путем слияния, тем более, что судами установлен его правопреемник.

Таким образом, именно покупатель – должник несет ответственность перед продавцом – кредитором за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства по оплате поставленного товара (ст. 48, п. 3 ст. 308, п. 1 ст. 393 ГК РФ). Шемякин В.Л. не может быть признан должником по обязательству покупателя – юридического лица, самостоятельно выступающего в гражданском обороте, несущего собственную ответственность и способного самостоятельно выступать в суде истцом и ответчиком.

Для возложения на Шемякина В.Л. ответственности в порядке ст. 1064 ГК РФ необходимо доказать, что именно Шемякин В.Л. является лицом, в результате действий (бездействия) которого возник ущерб, а также факты нарушения обязательства или причинения вреда, наличие убытков. Общество «Атлатекс» не представило доказательства совершения Шемякиным В.Л. действий, направленных на причинение ущерба истцу, а также причинно-следственной связи между поведением Шемякина В.Л. и убытками общества «Атлатекс». Один лишь факт неисполнения обязательства должником – юридическим лицом не позволяет прийти к выводу, что его единоличный исполнительный орган причинил вред кредитору.

Судебная коллегия также обратила внимание на то, что в ст. 53.1 ГК РФ предусмотрена ответственность лица, уполномоченного выступать от имени юридического лица, членов коллегиальных органов юридического лица и лиц, определяющих действия юридического лица, за убытки, причиненные своему юридическому лицу при доказанности того, что при осуществлении своих прав и исполнении своих обязанностей оно действовало недобросовестно или неразумно.
Основные тезисы Верховного Суда
1. Генеральный директор не может быть признан должником по обязательству юридического лица, самостоятельно выступающего в гражданском обороте и несущего собственную ответственность.

2. Привлечение генерального директора к ответственности за деликт в каждом случае требует установления судом состава гражданского правонарушения. Только лишь факт неисполнения обязательств юридическим лицом не свидетельствует о том, что его единоличный исполнительный орган причинил вред кредитору по этому обязательству.
ВОПРОСЫ КОРПОРАТИВНОГО ПРАВА
Практика ВС РФ по иным спорам,
В КОТОРЫХ БЫЛИ ЗАТРОНУТЫ
Интересы корпорации сводятся именно к интересам всех ее участников и обусловлены ими: позиция Верховного Суда по делу о банкротстве Ярчука А.Н.
# ПРИЧИНЕНИЕ УБЫТКОВ
# ДВА ДИРЕКТОРА
# ИНТЕРЕС КОРПОРАЦИИ
Фабула дела
В рамках дела о банкротстве Ярчука Н.А. ООО «Фирма «Гравитон» (далее – фирма) обратилась с заявлением о включении в реестр требования о возмещении убытков в размере 190 564 709,05 руб.

Ярчук Н.А. являлся единоличным исполнительным органом фирмы с 01.01.2000 по 08.10.2015.

29.12.2010 между фирмой (покупателем) в лице Ярчука А.Н. и Andre Funk Werksvertretung Battels (далее – компания Андре Функ) (продавцом) заключен предварительный договор купли-продажи техники. Договор заключен на условиях авансирования. От имени фирмы договор подписан Солтановым Р.С., действовавшим на основании доверенности.

Обращаясь с заявлением по настоящему обособленному спору, фирма отмечала, что цена указанного товара была намеренно завышена с целью формирования переплаты аванса, при этом образовавшейся разницей должник (руководитель фирмы) распорядился по своему усмотрению, чем причинил убытки фирме.

Нижестоящие суды сочли подтвержденными требования фирмы о взыскании с должника как ее бывшего директора суммы убытков.

Судебная коллегия не согласилась с выводами нижестоящих судов и отменила судебные акты.

Как указывал Ярчук А.Н. и не оспаривалось иными участвующими в деле лицами, в спорный период фирма была подконтрольна двум лицам – Ярчуку А.Н. и Солтанову Р.С. Фирма использовалась названными физическими лицами для осуществления совместной деятельности, ведения общего бизнес-проекта. Ярчук А.Н. также отмечал, что в фирме фактически была реализована модель управления, предполагающая существование двух директоров: формально Ярчук А.Н. являлся единственным руководителем, Солтанов Р.С. же действовал от имени общества по доверенности. В частности, именно Солтановым Р.С. подписан спорный внешнеторговый контракт, невыгодность которого вменяется Ярчуку А.Н. в рамках настоящего обособленного спора.

Впоследствии, между бизнес-партнерами произошел корпоративный конфликт, в результате которого начались многочисленные судебные споры, и Ярчук А.Н. был вынужден эмигрировать, в связи с чем фирма перешла под управленческий контроль Солтанова Р.С.

Судебная коллегия отметила, что несмотря на то, что корпорация предполагает обособление имущества участников (акционеров) для ведения предпринимательской деятельности и является самостоятельным участником гражданского оборота, следует исходить из того, что преимущественно интересы корпорации сводятся именно к интересам всех ее участников и обусловлены ими. С необходимостью реализации общих интересов участников и достижением общей цели и связывается создание участниками самой корпорации.

Таким образом, в ситуации причинения корпорации вреда, предполагается, что одновременно именно ее участники понесли убытки. Соответственно, в опровержение факта причинения вреда корпорации может быть выдвинут довод о том, что в результате вменяемых действий сами участники не пострадали (либо совершение спорных действий было одобрено участниками). Названный довод может быть принят во внимание, по крайней мере, в ситуации, когда не нарушены права иных заинтересованных лиц (кредиторов корпорации, ее работников, общества и т.д.).

Применительно к обстоятельствам настоящего дела это означает, что при наличии корпоративного конфликта Ярчук А.Н. как одно из двух контролирующих лиц мог причинить вред фирме только посредством причинения вреда второму контролирующему лицу – Солтанову Р.С. Вместе с тем, сумма переплаты по договору была изъята из имущественной массы фирмы, подконтрольной Ярчуку А.Н. и Солтанову Р.С., и впоследствии переведена компаниям МНМ, также подконтрольным Ярчуку А.Н. и Солтанову Р.С., в связи с чем факт причинения вреда фирме не может быть признан установленным, так как никто из ее участников (контролирующих лиц) не понес убытки.
Основные тезисы Верховного Суда
1. Модель управления корпорацией, при которой одно лицо является директором, а другое лицо действует от имени корпорации по доверенности может быть квалифицирована как существование двух директоров.

2. Несмотря на то, что корпорация предполагает обособление имущества участников (акционеров) для ведения предпринимательской деятельности и является самостоятельным участником гражданского оборота, следует исходить из того, что преимущественно интересы корпорации сводятся именно к интересам всех ее участников и обусловлены ими.

3. В ситуации причинения корпорации вреда, предполагается, что одновременно именно ее участники понесли убытки. Соответственно, в опровержение факта причинения вреда корпорации может быть выдвинут довод о том, что в результате вменяемых действий сами участники не пострадали (либо совершение спорных действий было одобрено участниками).
Организация поставки через аффилированного посредника договор простого товарищества: позиция Верховного Суда по делу «Балтийской экспедиторской компании»
# ЛЬВИНОЕ ТОВАРИЩЕСТВО
# ФАКТИЧЕСКАЯ АФФИЛИРОВАННОСТЬ
# ПРОСТОЕ ТОВАРИЩЕСТВО
Фабула дела
Между ООО «Балтийская экспедиторская компания» (покупатель) и ООО «Проками» (поставщик, общество) был заключён договор поставки. При этом покупатель преследовал цель передачи товара другому своему контрагенту, а поставщик приобрёл товар у третьего лица – ООО «Технологическая Компания Шлюмберже».

В дальнейшем экспедиторская компания была признана банкротом. Конкурсный управляющий обратился в суд с иском о признании договора с ООО «Проками» недействительным.

Суд первой инстанции удовлетворил требования, указав, что экспедиторская компания и общество являлись юридически связанными лицами, поскольку мажоритарные участники общества (Прокопцов В.Е.) и экспедиторской компании (Терентьев А.В.) длительное время вели совместный бизнес, контролируя ряд других хозяйственных обществ. Общество не опровергло доводы конкурсного управляющего о возможности заключения экспедиторской компанией соответствующего договора напрямую с технологической компанией, сделка была убыточной для экспедиторской компании, а истиной целью её совершения являлось перераспределение прибыли от операций по поставке товара холдингу в ущерб интересам кредиторов экспедиторской компании.

Суд апелляционной инстанции решение отменил, в удовлетворении требований отказал.

Суд округа оставил в силе решение суда первой инстанции.

Судебная коллегия нашла основания для частичной отмены судебных актов.

С учетом установленного факта совместного осуществления Прокопцовым В.Е. и Терентьевым А.В. длительного корпоративного контроля над рядом хозяйственных обществ, судебная коллегия согласилась с выводами о том, что общество фактически являлось заинтересованным лицом по отношению к экспедиторской компании. Данный вывод дополнительно подтверждается и условием о даче поручительства обществом, Прокопцовым В.Е. и Терентьевым А.В., выдвинутым Сбербанком при кредитовании экспедиторской компании.

Фактические обстоятельства дела свидетельствуют о том, что Прокопцов В.Е. и Терентьев А.В. с использованием общества и экспедиторской компании посредством заключения цепочки договоров поставки намеревались реализовывать очередной общий бизнес-проект, соединив возможности контролируемых ими юридических лиц и действуя совместно.

Верховный суд отметил, что констатировав наличие воли общества и экспедиторской компании, сформированной их контролирующими участниками, действовать совместно для извлечения прибыли от реализации проекта по поставке товара холдингу, договоренностей по поводу перераспределения между подконтрольными организациями этой прибыли, судам следовало признать спорный договор сделкой, прикрывающей отношения товарищей по договору о совместной деятельности, а следовательно, ничтожной по п. 2 ст. 61.2 Закона «О банкротстве».

При этом, такая сделка была направлена на явно непропорциональное распределение ожидаемой чистой прибыли (чистой прибыли, рассчитанной без учета возможного колебания курса валюты долга) между товарищами по сравнению с их вкладами в общее дело в пользу общества, заинтересованного по отношению к экспедиторской компании. В совокупности эти обстоятельства достаточны для вывода о том, что у экспедиторской компании изначально (на момент заключения договора поставки от 30.12.2015) имелась цель причинения вреда своим кредиторам и такой вред был причинен в результате совершения названной сделки. В результате фактического исполнения договора простого товарищества из-за колебания курса валюты и несовпадения валюты долга и валюты платежа общество фактически получило прибыль, а экспедиторская компания понесла убытки. Подобное распределение между товарищами риска изменения курса валюты противоречит смыслу положений абз. 2 ст. 1046, второго предложения ст.1048 ГК РФ.
Основные тезисы Верховного Суда
1. На наличие фактической аффилированности могут указывать наличие у компаний общих сотрудников, последующий переход части сотрудников из одной компании в другую, передача деловых связей (контрагентов) от одной компании к другой, дача поручительства, наличие у физических лиц длительного корпоративного контроля над рядом хозяйственных обществ,

2. Наличие воли двух компаний, сформированной их контролирующими участниками, действовать совместно для извлечения прибыли от реализации общего бизнес-проекта, договоренностей по поводу перераспределения между подконтрольными компаниями этой прибыли, указывает на наличие отношений товарищей по договору о совместной деятельности (ст. 1041 ГК РФ).

3. Непропорциональное распределение ожидаемой чистой прибыли между товарищами по сравнению с их вкладами в общее дело влечет создание львиного товарищества и противоречит смыслу положений абз. 2 ст. 1046, второго предложения ст. 1048 ГК РФ. Подобный договор простого товарищества является ничтожным.
НОВЫЕ НАУЧНЫЕ ПУБЛИКАЦИИ
4
Диссертации
Ограничение корпоративных прав как средство обеспечения интересов участников хозяйственных обществ
Автор: Гентовт О.И.
Монографии
СТАТЬИ
5
Новости клуба корпоративных споров
Прошедшие мероприятия клуба
Адвокат, советник Saveliev, Batanov and Partners, Руководитель Комиссии по корпоративному праву и корпоративному управлению МО АЮР
Юлия Михальчук
Участники дискуссии
Legal design в делах о субсидиарной ответственности и взыскании убытков
Адвокат, старший партнер Адвокатского бюро города Москвы «Башилов, Носков и Партнеры», кандидат юридических наук
Борис Башилов
Участники дискуссии
Инвестиционное товарищество: как создать, управлять и минимизировать ответственность
Управляющий директор Российской венчурной компании. 16 лет опыта работы в инвестиционном бизнесе в PE, VC и Investment banking
Иван Неудахин
Адвокат, советник Saveliev, Batanov and Partners, Руководитель Комиссии по корпоративному праву и корпоративному управлению МО АЮР
Юлия Михальчук
Главный юрист Российской венчурной компании, к.ю.н.
Максим Коростелёв
АВТОРЫ ДАЙДЖЕСТА
6
Юлия
Михальчук
Адвокат, советник юридической фирмы «Савельев, Батанов и партнеры», руководитель Комиссии по корпоративному праву и корпоративному управлению Московского отделения Ассоциации юристов России, администратор Клуба корпоративных споров и фейсбук-группы «Корпоративное право»
Роман
Янковский
Партнер Tomashevskaya & Partners, заместитель декана факультета права по развитию НИУ ВШЭ, к.ю.н
Анастасия
Горева
Младший научный сотрудник Исследовательского центра частного права им. С. С. Алексеева при Президенте РФ, аспирант Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ, магистр частного права
Алексей
Васятин
Магистр частного права
Марина
Житкова
Студентка 4 курса бакалавриата юридического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова
Вы можете присоединиться к авторам дайджеста!
Подпишитесь на Клуб Корпоративных Споров в социальных сетях, чтобы каждый день получать свежие новости корпоративного права и анонсы предстоящих мероприятий
© 2021 Клуб корпоративных споров
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь c политикой конфиденциальности