Дайджест корпоративного права № 8
Дело «УниверсалРесурс»: как оспорить завышенную зарплату директору-участнику?
За последний год Верховный Суд Р Ф рассмотрел много интересных корпоративных споров. По каждому такому делу были даны разъяснения, имеющие большое значение для аналогичных кейсов. Мы продолжаем серию публикаций, в которых адвокаты Юлия Михальчук и Павел Хлюстов разбирают наиболее интересные корпоративные споры по которым ВС РФ высказал свою позицию. Вторая публикация посвящена делу компании «УниверсалРесурс».
Юлия Михальчук:
Напомню фабулу дела «УниверсалРесурс». В компании было два участника Г. М. Серажетдинова с долей 33,3% уставного капитала и О. Б. Волин с долей 66,7% уставного капитала. Мажоритарный участник также был руководителем компании. Серажетдинова обратилась в суд с иском о признании недействительным дополнительного соглашения к трудовому договору с директором и о взыскании с директора полученной им зарплаты. Иск мотивирован тем, что увеличение зарплаты — это сделка, в совершении которой у руководителя-участника имеется заинтересованность, следовательно, такую сделку должна была одобрять только незаинтересованная Серажетдинова. Павел, что Вас заинтересовало в этом деле, и на что суды обратили внимание?
Павел Хлюстов:
Одним из интересных вопросов этого дела стало выяснение размера зарплат директоров, которые управляли аналогичными компаниями. Суды также проводили связь между спорной выплатой директору и тем, что компания показывала экономический рост и получала прибыль. То есть компания динамично развивалась под управлением ответчика, который одновременно является и генеральным директором, и участником общества. Поэтому суды пришли к выводу, что у компании отсутствовали убытки в виде выплаченной директору в увеличенном размере зарплаты. Отсутствие ущерба натолкнуло судей на вывод о том, что в этой ситуации нельзя считать, что сделка с заинтересованностью является недействительной.

Верховный Суд с такой логикой не согласился. По его мнению, при оспаривании сделки с заинтересованностью имеет значение не только и не сколько, нарушаются ли какие-либо обстоятельства, связанные с уменьшением имущественной сферы общества, но важно то, чтобы не нарушались и интересы общества. А интересы общества неразрывны с интересами участников. Поскольку это коммерческая организация, её основной деятельностью является извлечение прибыли. И в данной ситуации заключение трудового договора с директором-участником могло идти вразрез с интересами общества и других незаинтересованных его участников. То есть даже если трудовой договор не предусматривает завышенную зарплату, то это всё равно не исключает необходимости корпоративного одобрения такой сделки незаинтересованными участниками. Тут надо анализировать равнозначность и эквивалентность, а также учитывать интересы всех участников общества.

У этого дела есть техническая особенность – довольно большое определение Верховного Суда. Порядка 14 страниц вместо стандартного на 6-7. Сейчас повторно рассматривается вопрос определения размера заработной платы генерального директора. При первом рассмотрении стороны ссылались на отчёты экспертов, специалистов, которые исследовали этот вопрос. Здесь может быть много проблемных моментов, вплоть до того, каких директоров сравнивать, какие компании выбирать, по каким критериям.
Юлия Михальчук:
По каким критериям вы стали бы выбирать эксперта, чтобы получить правильный и полный отчёт?
Павел Хлюстов:
Прежде всего я бы обратился к хорошему специалисту, который разбирается в нужной области. Взвесил все «за» и «против» и, посоветовавшись с ним, выстроил вопросы таким образом, чтобы всё сложилось в пользу клиента. Если зарплата в компании связана с определённой динамикой рынка, с получением бонусов, был бы сделан акцент на этом моменте. Если зависит от размера выручки, численности сотрудников, сферы работы компании, то такие вопросы тоже бы появились. Но чтобы в этом разобраться, необходима экспертиза.
Юлия Михальчук:
Заработная плата может отличаться, например, в 2–3 или в 15–50 раз от среднерыночной. Как понять, в какой момент это действительно создаёт для компании убытки?
Павел Хлюстов:
Если рассматривать сделку с заинтересованностью, то правильно руководствоваться позицией Верховного Суда. В данном случае какое-либо отличие тут не имеет существенного значения, но нужно рассматривать все взаимоотношения участников по управлению этого общества в совокупности. У сторон может быть определённый сложившийся порядок управления обществом. Либо негласный договор о том, что директор работает, а они распределяют прибыль между собой в порядке дивидендов. Что касается отклонения на 5, на 10, на 12 или 13 % – это больше вопрос фактической оценки доказательств. Есть относительные и абсолютные величины, и даже 1 % может иметь значение, учитывая финансовое состояние конкретного общества.
Юлия Михальчук:
Павел, какие бы Вы дали рекомендации для каждой из сторон на случай возникновения аналогичного спора?
Павел Хлюстов:
Прежде всего нельзя пропустить срок исковой давности по соответствующим делам. Иногда складывается ситуация, когда видимого конфликта нет, а на самом деле один участник уже совершает против другого определённые противоправные действия. Выводит имущество, заключает иные сделки, нарушает его права. Поэтому каждый участник вне зависимости от того, насколько он верит своим партнёрам, должен своевременно получать необходимую информацию по возможности от независимых источников и перепроверять её. Без этого защитить свои права намного труднее. Верховный Суд затронул момент, связанный с необходимостью заключения с обществом договора о конфиденциальности в случае, когда предоставляется информация её участнику. Заявляется, что заключение такого договора в том случае, если предоставляется условие о сделках, которое необходимо одобрять в порядке сделки с заинтересованностью, не требуется, достаточно получить расписку о неразглашении со стороны участника. Этот момент может иметь практическое значение.

С точки зрения корпоративного права, нет запрета участнику ООО быть директором того же ООО, это очень частая ситуация. Хотя есть практика оспаривания трудовых договоров.
Юлия Михальчук:
Как, на Ваш взгляд, в таких спорах соотносятся корпоративное и трудовое законодательство?
Павел Хлюстов:
Всё, что касается взаимоотношений при совокупности статусов генерального директора и участника, находится в многострадальном корпоративном праве. В далекую бытность имелась такая позиция: если директор, одновременно являющийся участником, совершает противоправные действия при исполнении функций директора, его нельзя из-за этого исключить. Ведь он выполняет эти действия не как участник, а как директор. Что касается возможности оспаривания трудовых договоров – это тоже было проблемой. Более правильный подход воплощён в банкротном законодательстве. Там под сделкой подразумевается не то, что мы привыкли видеть в статье 153 Гражданского кодекса, а более широкое понятие. Это некие юридические факты, которые могут быть оспорены в связи с тем, что они нарушают интересы определённых лиц. При таком подходе можно оспаривать и трудовые договоры, хотя это фактически из другой отрасли права.

Должен превалировать двойственный подход законодателя, с директором вполне можно заключить гражданско-правовой договор. Стороны должны понимать, какие договоры они могут использовать, какие имеются ограничения, какой правовой режим им сопутствует. Это важно и для генерального директора. Нельзя забывать о его интересах. При заключении трудового договора он, например, рассчитывает, что на него будет распространяться действие Трудового кодекса, а потом узнаёт, что подпадает под нормы, предусмотренные для гражданско-правовых договоров. Это неправильно. А вообще, законодателю уже давно стоит прийти к единому знаменателю. На мой взгляд, в нашем случае директор должен нести полноценную гражданско-правовую ответственность, не прикрываясь Трудовым кодексом.
Юлия Михальчук:
Разумно ли платить зарплату генеральному директору, который, не уведомляя участников, одновременно стал работать директором в компании-конкуренте?
Павел Хлюстов:
Если опираться на положения Трудового кодекса, оснований ему не платить нет. Тут трудовое законодательство жёстко стоит на позиции директора. Другое дело, что его можно привлечь к ответственности за совершение действий, причинивших существенный вред компании, в которой он первоначально работал и продолжает работать.
Юлия Михальчук:
Как поступить каждой из сторон, когда оспаривается сделка с заинтересованностью о повышении заработной платы?
Павел Хлюстов:
Необходимо обратиться, прежде всего, к оценщику, чтобы исследовать структуру предприятия. Желательно, конечно, сторонам урегулировать эту ситуацию в корпоративном договоре. Утвердить свои намерения, порядок, ответственность за нарушение установленных пунктов. Чтобы суд не гадал на основании косвенных доказательств, почему, допустим, директор получал 40 тысяч рублей, его зарплата в обществе была ниже средней, а потом вдруг начал зарабатывать в 10 раз больше. Поэтому главная позиция в суде – это своевременно собрать доказательства, и лучше до момента возникновения спорной ситуации. То есть всё должно быть обосновано, договорено и зафиксировано в бумажном виде.
Клуб корпоративных споров
Подпишитесь на наши анонсы и новости
Ваше имя
Ваш e-mail
Ваш телефон
Место работы и должность
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь c политикой конфиденциальности
Определение ВС РФ от 22.10.2019 № 305-ЭС19-8916 по делу № А41-6748/2018
Юлия Михальчук
Адвокат, советник юридической фирмы «Савельев, Батанов и партнёры», руководитель Комиссии по корпоративному праву и корпоративному управлению Московского отделения Ассоциации юристов России, администратор Клуба корпоративных споров и фейсбук-группы «Корпоративное право»
Павел Хлюстов
к.ю.н., адвокат, управляющий партнёр адвокатского бюро «Павел Хлюстов и партнёры», член Комиссии по корпоративному праву и корпоративному управлению Московского отделения Ассоциации юристов России
Записи прошедших мероприятий