от 21.04.2020
от 21.04.2020

Дайджест
корпоративного права № 3
Подпишитесь на нашу рассылку
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь c политикой конфиденциальности
Главная тема Дайджеста — обзор судебной практики о привлечении к субсидиарной ответственности главного бухгалтера
Дело о подписании главным бухгалтером документов о фиктивном долге
Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 24.10.2019 по делу № А53-16779/2016
В деле о банкротстве ООО «Нефтеснаб» конкурсный управляющий потребовал привлечь к субсидиарной ответственности Павлову О. В., которая была единственным учредителем и главным бухгалтером, а также генерального директора Мусейко Н. И.

В вину Павловой ставилось то, что она как главбух подписала ряд бухгалтерских документов о получении компанией займа от генерального директора, но впоследствии решением суда была подтверждена фиктивность займа — он был оформлен лишь на бумаге, в действительности в компанию деньги не передавались. Такой документооборот лишь технически нарастил задолженность компании перед директором.

Суд первой инстанции освободил обоих ответчиков от субсидиарной ответственности со ссылкой на то, что конкурсный управляющий не доказал наличие причинно-следственной связи между фиктивным долгом и банкротством компании.

Тройка апелляционных судей решила дело иначе и привлекла главбуха-учредителя и директора к субсидиарной ответственности солидарно. Палова как главный бухгалтер подписала приходный кассовый ордер и квитанцию к нему, а также подписала иные документы бухгалтерского учета. Суд пришёл к выводу, что фактически учредитель, исполняя полномочия главного бухгалтера, одобрила получение компанией займа, который стал причиной искусственного наращивания несуществующей кредиторской задолженности. Впоследствии же компания-заемщик обанкротилась и не смогла рассчитаться со своими кредиторами.

Кассационная инстанция закрепила выводы апелляционной. Судьи дополнительно сослались на аффилированность между Павловой и Мусейко: они совместно выступили поручителями перед одним из кредиторов, хотя не были в браке — но имели общего ребенка, а также владели и управляли другой компанией. Суд уточнил, что согласно сложившейся судебной практике, наличие корпоративных и иных связей между поручителем и должником объясняет мотивы совершения обеспечительных сделок. Именно договор займа, реальность предоставления которого опровергнута судом, привел к невозможности исполнения требований кредиторов и к банкротству должника.
Можно ли привлечь к субсидиарной ответственности главного бухгалтера, если отчетность скорректирована после увольнения?
Постановление Арбитражного суда Московского округа от 19.09.2019 по делу № А40-197363/2017
В деле о банкротстве ООО «Геоком» конкурсный управляющий намеревался привлечь к субсидиарной ответственности двух бывших руководителей должника, а также главного бухгалтера Бербеневу Н. В.

Бухгалтеру вменялось намеренное сокрытие активов должника - двух земельных участков. Об этом свидетельствовал факт расхождения в данных бухгалтерской отчетности. В сведениях, поданных в 2017 году, указывается, что активный баланс должника за 2016 год составил более 28 000 000 руб. В 2018 году в отчет за 2016 год внесены корректировки, а активный баланс по отчетности за 2017 год равен 0.

Суд первой инстанции и апелляция полностью удовлетворили требования управляющего, поскольку пришли к выводу о том, что поданная бухгалтерская отчетность свидетельствует о намеренном сокрытии активов должника, сокрытие финансовой и хозяйственной деятельности.

Бербенева Н. В. подала кассационную жалобу, которую суд удовлетворил полностью. В обоснование своей позиции суд указал, что судом первой и апелляционной инстанции не учтены свои же выводы о том, что Бербенева Н. В. занимала должность главного бухгалтера в период до 30.06.2017. Отчетность, поданная ею за 2016 год, содержала полную информацию об активе баланса. А отчетность за 2017 год и корректировка отчетности за 2016 год, по результатам которых показатели бухгалтерской отчетности равны 0, поданы 03.04.2018 года. Кто подавал данную отчетность судом не установлено.

Кассационный суд пришел к выводу, что неполное выяснение обстоятельств и несоответствие выводов судов имеющимся в деле доказательствам, является основанием для отмены субсидиарной ответственности главного бухгалтера. Необходимо установить, кем была подготовлена отчетность за 2017 год и корректировка за 2016 год. В итоге дело было отправлено на новое рассмотрение.
Субсидиарная ответственность директора-главбуха за затопление документов
Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 25.09.2019 по делу № А56-18303/2016
Конкурсный управляющий обратился за привлечением к субсидиарной ответственности бывшего руководителя ООО «СевенСкай» Леонтьева В. В., который одновременно являлся и главным бухгалтером. Управляющий основывал свои доводы на отсутствии документов бухгалтерского учета и отчетности, что не позволило установить движение активов и сформировать конкурсную массу. Суд апелляционной инстанции требование к Леонтьеву полностью удовлетворил и привлек его к субсидиарной ответственности за не передачу бухгалтерских документов.

Ответчик обратился в кассационный суд. В свою защиту он ссылался на то, что часть документов он всё же передал управляющему, а остальные передать не смог по объективным причинам – они были уничтожены в результате затопления. Однако суд этот довод всерьез не воспринял: ответчик не представил акты технических служб о затоплении подвала не доказал, что документы хранились именно в этом помещении.

Также судьи крайне негативно отнеслись к длительному молчанию ответчика: зная об отсутствии документации и фактическом прекращении деятельности компании за несколько лет до банкротства, он не сообщил эту информацию ни временному, ни конкурсному управляющему.
Участие бухгалтера в коллегиальных органах компании усиливает риски ответственности
Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 18.09.2019 № А71-15461/2011
В деле о банкротстве «Удмуртинвестстройбанк» суды рассмотрели эпизод привлечения к субсидиарной ответственности главного бухгалтера Антонову А.С. и других контролирующих лиц. Всем ответчикам вменялось одобрение и заключение крайне невыгодных для банка сделок по кредитованию заведомо неплатежеспособных заемщиков, что в конечном итоге привело к банкротству банка.

Удовлетворяя требование к главбуху суды трех инстанций сослались на то, что раз главбух являлась ещё и членом кредитного комитета и правления банка, то она была обязана досконально проверять всех потенциальных заемщиков. Халатность при исполнении своих должностных обязанностей влечет субсидиарную ответственность.

Бухгалтер направила кассационную жалобу, в которой указала, что по действующему законодательству в круг лиц, контролирующих должника, главный бухгалтер не входит. Несмотря на то, что в силу должности входила в состав кредитного комитета и правления, она не имела возможности влиять на принимаемые решения. Ее подпись на документах - формальное требование банка и не имеет юридического значения.

Кассационный суд отказал в удовлетворении жалобы. Выводы суда основаны на том факте, что кредиты выданы плохим заемщикам с непосредственным участием Антоновой. Также судьи опровергли доводы главбуха о том, что выдача спорных кредитов не повлекла банкротство банка: они хотя и не стали первопричиной банкротства, но критически повлияли на восстановление платежеспособности банка.
Записи наших мероприятий